AAAAA A A А x

Росгвардия рассекретила архивные документы к годовщине контрнаступления под Москвой 1941 года

Рассекреченные архивные документы, рассказывающие о боях войск НКВД СССР под Москвой в декабре 1941 года, опубликованы Федеральной службой войск национальной гвардии Российской Федерации ко Дню воинской славы России. Семьдесят девять лет назад, 5 декабря 1941 года, советские войска перешли в контрнаступление под Москвой и отбросили гитлеровцев на сотни километров от стен столицы. Этому грандиозному событию предшествовали долгие месяцы упорной обороны, измотавшей и обескровившей отборные дивизии вермахта. Вместе с частями Красной Армии, формированиями морской пехоты и дивизиями народного ополчения участие в битве за Москву с первого её дня принимали бойцы и командиры войск внутренних войск НКВД. В обороне Москвы участвовали четыре дивизии, две бригады, ряд отдельных воинских частей и три бронепоезда войск НКВД. В этот период отличились 2-й полк, отдельный танковый батальон, артбатарея, другие подразделения ОМСДОН им. Ф.Э. Дзержинского, 156-й полк по охране оружейного завода в Туле, ставший Краснознаменным. Они участвовали в сражениях, охраняли важные объекты и грузы. Отряды ОМСБОН НКВД СССР для обеспечения наступления Красной Армии участвовали в возведении шоссейных мостов, разминировали подходы к дорогам в местах предстоящего наступления. Отдельный саперный батальон и отдельный батальон связи 2 мотострелковой дивизии внутренних войск НКВД восстанавливал поврежденные линии связи. Кроме того, железнодорожные подразделения внутренних войск, участвуя в наступлении, восстанавливали разрушенные железнодорожные линии для подвоза фронтовым частям продуктов, медикаментов и боеприпасов. Архивные документы хранят тому немало свидетельств… Из доклада командира 3-й дивизии войск НКВД по охране железнодорожных сооружений в политуправление войск НКВД СССР: “Со 2 по 10 октября бронепоезд 76-го полка уничтожил восемь танков и до роты противника в районе Новых Комаричей, эвакуировал со станции Нарыжкино семь эшелонов с ценным грузом. В этот же период оперативный батальон дивизии, действуя против немцев, прорвавшихся у Новых Комаричей, уничтожил тринадцать танков и больше батальона противника. При этом батальон потерял до шестидесяти процентов личного состава”. Из доклада начальника войск НКВД по охране тыла Западного фронта в политуправление войск НКВД СССР: “9 и 10 октября на южных и юго-западных подступах к Мценску 34-й мотострелковый полк войск НКВД, несмотря на превосходство противника в живой силе и технике, несколько раз отражал его атаки и удерживал занимаемые рубежи. Наводчик 45-миллиметровой пушки красноармеец С. Белоус ночью, в условиях почти полного отсутствия какой-либо видимости обнаружил в непосредственной близости от своей батареи танки. Подполз к ним и, убедившись, что это были фашистские танки, вызвал сигнальной ракетой огонь по ним, а фактически на себя. Всего за двое суток боёв полком уничтожено 14 танков и 2 самолёта врага, рассеяно до двух батальонов вражеской пехоты. Действия полка получили высокую оценку командований 4-й танковой бригады и 26-й армии. 28 октября в районе Захаровки передовой отряд полка, возглавляемый капитаном Хрусталёвым, вступил в бой с 10 немецкими танками и двигавшейся за ними пехотой. За время боя бойцами отряда подбито семь фашистских танков. 1 декабря на наро-фоминском направлении противник, прорвав линию обороны наших частей, продвигался на восток с целью выйти на автомагистраль в районе Голицыно и окружить части Красной Армии, оборонявшие этот участок фронта. Подразделения 76-го полка войск НКВД по охране железнодорожных сооружений со взводом школы младших лейтенантов 5-й армии и сборной ротой 222-й стрелковой дивизии в тот же день заняли круговую оборону деревни Петровское, задержав и подчинив себе отходившие с обозом два танка 5-й танковой бригады. В течение последующих суток фашисты при поддержке 12 танков, бомбардировочной авиации и артиллерийского огня три раза бросались в атаку на деревню, однако сломить сопротивление оборонявшихся не смогли. В ходе девятнадцатичасового боя наши воины подбили 2 немецких танка и истребили около 400 гитлеровцев”. Из доклада командира ОМСДОН им.Ф. Дзержинского в политуправление и управление оперативных войск НКВД СССР: “С 12 по 13 октября 5-я и 6-я роты 2-го полка отдельной ордена Ленина мотострелковой дивизии особого назначения с приданной артиллерией вели бой с фашистскими частями в районе деревни Ищеино. Семь танков противника было выведено из строя. Расчёт красноармейца Бориса Егорова уничтожил четыре танка. Товарищ Егоров сам ходил в разведку и установил точное местонахождение фашистских танков. Группкомсорг 1-го взвода 5-й роты Илья Николенко бросился на вражеский танк и поджёг его бутылками с горючей смесью. При этом сам товарищ Николенко пал смертью храбрых. Санинструктор красноармеец Долгалёва вынесла с поля боя пятнадцать раненых и сделала им перевязки”. Из сводки политуправления войск НКВД СССР от 14 ноября 1941 года: “3 ноября в Москве во время налёта немецкой авиации красноармейцами 3-й роты 7-го мотострелкового полка войск НКВД и 1-й роты 2-го мотострелкового полка войск НКВД, выполнявшими задачи по поддержанию революционного порядка в столице, потушено 120 зажигательных бомб на территории Советского района. 20 из них потушил красноармеец Ягодоров”. Из оперативной сводки штаба 11-й дивизии войск НКВД по охране особо важных предприятий промышленности: “24 ноября пулемётная рота оперативного батальона 173-го полка войск НКВД по охране особо важных предприятий промышленности под интенсивным артиллерийским огнём гитлеровцев девять часов сдерживала их наступление по Ленинградскому шоссе у деревень Есипово и Пешки. Около 19.00 на позиции роты повели наступление десять немецких танков, открывшие с дистанции 300-400 метров сильный артиллерийский и пулемётный огонь. В результате огневого боя танки противника откатились назад. Особо отличился в бою лейтенант Вербовой, который, получив контузию и ожог лица, продолжал спокойно и уверенно руководить огнём своего подразделения”. Из донесения командира 12-й дивизии войск НКВД по охране особо важных предприятий промышленности начальнику войск НКВД СССР: “В ночь с 1 на 2 декабря фашистские самолёты произвели бомбардировку воинских эшелонов, находившихся на станции Воскресенск. В это время на станции было сосредоточено 24 эшелона, около 2000 вагонов, гружённых снарядами, вооружением и снаряжением, а также заводским оборудованием, с которым следовали рабочие, служащие и их семьи. В результате бомбардировки начался большой пожар. На станции началась паника, мер к ликвидации пожара служащими железной дороги не принималось. Прибывший по тревоге батальон 189-го полка войск НКВД по охране особо важных предприятий промышленности немедленно приступил к ликвидации пожара. Невзирая на опасность, грозившую от огня и рвавшихся снарядов, бойцы и начальствующий состав батальона организовали железнодорожников, стали расцеплять вагоны и отводить их в безопасное место. Поскольку на станции имелось всего два паровоза, красноармейцы разводили вагоны вручную. На важнейших подступах к станции и эшелонам командир батальона капитан А.Т. Шевков выставил посты. Во время тушения пожара на станцию прибыли железнодорожная милиция, начальник горотдела НКВД, начальник гарнизона, пожарная команда химкомбината и команда местной противовоздушной обороны. Видя активные действия подразделений батальона 189-го полка НКВД, все они также приняли участие в тушении пожара. В результате упорной и отважной работы бойцов и комсостава пожар был ликвидирован, от огня спасено свыше 200 вагонов с боеприпасами, горючим и заводским оборудованием. Весь личный состав батальона действовал решительно и мужественно”. Из рапорта начальника Малоярославецкого сектора охраны Московской зоны обороны в НКВД СССР: “3 декабря разведвзвод из подразделений 160-го и 207-го полков войск НКВД по охране особо важных предприятий промышленности, танковая группа в составе семи танков и рота пограничников войск охраны тыла Западного фронта, возглавляемые начальником штаба оперативного батальона 160-го полка войск НКВД старшим лейтенантом А.А. Захаровым и комиссаром 207-го полка войск НКВД старшим политруком Н.Ф. Волковым, двумя атаками выбили из сёл Бурцево и Юшково подразделения 478-го и 258-го пехотных полков противника, усиленные танковым батальоном и артиллерийским дивизионом. Гитлеровцы были обращены в бегство, оставив на поле боя до 80 убитых, восемь подбитых танков, 10 орудий, большое количество снарядов и другие трофеи, в том числе два боевых знамени. В результате этой операции была ликвидирована создавшаяся угроза тылам и коммуникациям 33-й армии”. * * * Следующий боевой эпизод не значится в официальной летописи битвы за Москву, но его подробно описал в своих мемуарах ветеран внутренних войск подполковник в отставке А. Машнин, служивший осенью 1941 года в штабе танкового батальона ОМСДОНа. “…С осени 1941 года танкобат отдельной ордена Ленина мотострелковой дивизии особого назначения имени Ф. Дзержинского входил в состав сил Западного боевого участка Московской зоны обороны. Задачей танкистов-дзержинцев было уничтожение вражеских авиадесантов, если таковые будут выброшены у Волоколамского, Ленинградского и Минского шоссе. Утром 16 октября 1941 года батальон получил задачу атаковать и уничтожить группу противника, прорвавшуюся в район селения Крюково. Выполнение этой задачи командир поручил 2-й роте и мотоциклетному взводу. В те тревожные для столицы дни танковый батальон дислоцировался на Покровке, в расположении 3-го полка ОМСДОНа. Отсюда танки могли достичь развилки Ленинградского и Волоколамского шоссе за полчаса. Подготовка к броску на Крюково не заняла у танкистов много времени: октябрь сорок первого выдался на редкость лютым, поэтому дежурные экипажи постоянно находились в машинах, регулярно прогревая двигатели. Так что после получения команды не прошло и пяти минут, а семнадцать БТ-7 и десять мотоциклов уже мчались к северо-западной окраине столицы. Достигнув водной станции “Динамо”, отряд, возглавляемый командиром 2-й роты старшим лейтенантом И. Стребко, направился к железнодорожному мосту, ведущему к Химкам, – именно по нему пролегала дорога на Крюково. В это же время по тому же мосту навстречу дзержинцам двигалась колонна мотоциклистов. Стребко, разглядев горшкообразные каски и двубортные, со множеством мелких пуговиц шинели, дал команду открыть огонь. Практически в тот же момент по его танку, шедшему головным, пробарабанила очередь из вражеского пулемёта. В следующую минуту ответные выстрелы из танковой пушки в клочья разнесли два мотоцикла вместе с находившимися в них автоматчиками. Оставшиеся развернулись и пустились наутёк, однако их настигли и уничтожили мотоциклисты лейтенанта Ф. Козлова”. Скорее всего, отряд старшего лейтенанта Стребко разгромил разведгруппу одного из соединений вермахта, планировавшего наступление на данном участке фронта. Из штаба батальона доклад о боестолкновении с вражескими мотоциклистами ушёл в тот же день. Однако кто-то “наверху” посчитал, что известие о проникновении фашистских автоматчиков практически на улицы Москвы может деморализующее подействовать на её защитников и население. И бой на химкинском железнодорожном мосту не попал ни в одну из официальных сводок, ни в одно официальное донесение…

Пресс-служба Управления Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации по Пермскому краю
ПОПУЛЯРНЫЕ НОВОСТИ